00:15 

для себя

леттипяя
не тебя ли гонят псы мои, шаман?
я люблю эту сказку тони так, что я перечитываю ее и перечитываю, и снова перечитываю, и от нежности у меня болит живот.

- Men det som är speciellt med troll, och som bara några få vet om, säger Tonje, det är att när några är ledsna, och särskilt om det är några små, då blir trollen snällare än vanligt. Nu till exempel hörde trollet en svag bräkning från allra minsta bocken Bruse och piggnade till igen. "Vem är det som gråter på min bro?" frågade trollet försiktigt. "Det är bara allra minsta bocken Bruse som egentligen skulle upp på sommarbetet och äta mig fet, men jag är så hungrig att jag inte orkar", sa allra minsta bocken Bruse och sjönk ner på knä.
Trollet förstod precis hur det var för allra minsta bocken Bruse. Egentligen var det inte något elakt troll. Det är egentligen det som är problemet med troll, förklarar Tonje.

Gunnvald nickar.

- Så sa trollet med mörkt röst: "Nu kommer jag och..."
"Ja, bara kom", pep allra minsta bocken Bruse, för han var så ensam.

<....>

Trollet ville sitta och prata lite, för trollhjärtan slog så varmt och snällt som bara den tillsammans med allra minsta bocken Bruse.
- Hur slutar det? frågar Gunnvald otåligt.
- Stressa mig inte, din buffel, säger Tonje. Då blir det en dålig saga. Alltså, när trollhjärtan har bankat tillräckligt länge, då blir trollen mindre och mindre troll och mer och mer människor. Till slut fär de alldeles vanliga människohjärtan. Om man har med troll att göra på liv och död så är det mycket bättre att förvandla det till en människa än att stånga det så det krasar i märg och ben. Det här trollet till exempel, det satt så länge på räcket ihop med allra minsta bocken Bruse
och pratade om trevliga saker att hela trollet förvandlades till...
Tonje gör en konstpaus och ser dramatiskt på Gunnvald.

... till en stor gubbe med buskigt grått hår.

- Ha! ropar Gunnvald och pekar hottfullt på henne. Jag märker vart är du på väg!
Tonje skrockar belåtet där hon sitter på svarvbänken.

- Den stora gubben hittade sig en gård och en verkstad längst in i en dal, inte så långt från bron och älven. Och så småningom glömde folk att han egentligen var trollet i Bockarna Bruse och trodde att det var en helt vanlig människa. Bara när han spelar fiol förstår folk att han har vuxit upp under Glimmerdalsbron, för han spelar så fint att han måste ha lärt sig av Näcken.

- Ha! säger Gunnvald igen.
Tonje ler.
- Snipp, snapp, snut. Så är sagan slut.

Gunnvald säger att det var den tokigaste saga han någonsin har hört. Så blir han allvarlig och stirrar ut genom fönstret.
- Hur visste du att jag egentligen är ett troll, Tonje?
- Du är inte ett troll. Du var ett, rättar Tonje. Det är stor skillnad.

Maria Parr, "Tonje och det hemliga brevet".

(Но то, что самое необычное в троллях, о чём немногие знают, - говорит Тоня, - это то, что когда кому-то грустно, а особенно если этот кто-то - маленький, то тролли становятся добрее, чем обычно. Сейчас, например, тролль услышал слабенькое блеяние самого маленького козлика Брюсе и встрепенулся.
- Кто это плачет на моем мосту? - осторожно спросил тролль.
- Это просто самый маленький козлик Брюсе. На самом деле я иду на высокогорное пастбище, чтобы наесться до отвала, но я такой голодный, что мне не хватает сил, - сказал самый маленький козлик Брюсе и опустился на колени.
Тролль прекрасно понял, каково было самому маленькому козлику Брюсе. На самом деле он был совсем не злой тролль. На самом деле именно это – главная проблема троллей, объяснила Тоня.
Гунвальд кивнул.

И тогда тролль сказал страшным голосом: «Сейчас я как вылезу!..»
«Давай уже, вылезай!» - пропищал самый маленький козлик Брюсе, потому что ему было очень одиноко.

… Троллю хотелось просто посидеть и поговорить, потому что рядом с самым маленьким козликом Брюсе его тролличье сердце билось так тепло и приятно.
- Ну и как всё заканчивается? – нетерпеливо спросил Гунвальд.
- Не торопи меня!, - сказала Тоня, - иначе получится плохая сказка!
Короче, если сердце тролля бьется так достаточно долго, то он становится всё меньше и меньше троллем и всё больше и больше человеком. И в конце концов у него остается совсем обычное человеческое сердце. А если уж очень надо доставать тролля, то гораздо лучше превратить его в человека, чем дубасить его так, что все кости трещат. Вот например этот тролль так долго сидел на перилах вместе с самым маленьким козликом Брюсе и болтал о разных приятных вещах, что он весь превратился в...
Тоня делает театральную паузу и драматично смотрит на Гунвальда.
... в огромного дядьку с лохматыми седыми волосами!
- Ха! - кричит Гунвальд и угрожающе тычет в Тоню пальцем, - я понял, куда ты клонишь!
Тоня довольно хихикает со своей скамейки.
- Этот огромный дядька нашел себе хутор и мастерскую глубоко в долине, не очень далеко от моста и реки. И постепенно люди забыли, что он на самом деле был тролль из "Козликов Брюсе" и стали думать, что он был самый обычный человек. И только когда он играл на флейте, люди понимали, что он вырос под Глиммердальским мостом, потому что он играл так красиво, что он наверняка научился этому у Нэккен.

- Ха!, - снова говорит Гунвальд.
Тоня улыбается.
Снипп, снапп, снут - вот и сказке конец!

Гунвальд говорит, что это самая ненормальная сказка из всех, что он когда-либо слышал. А потом он становится серьезным и долго смотрит в окно.
- Как ты узнала, что я на самом деле тролль, Тоня?
- Ты не тролль. Ты был троллем, - исправляет его Тоня. А это большая разница.

 


@темы: олени, skandinavia

URL
Комментарии
2012-09-29 в 18:28 

lin.sej
パーフェクトでなくていい、ベストを尽くそう。 (c)
мило)) спасибо)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

när man talar om trollen så står de i farstun

главная