Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: девочка-море (список заголовков)
02:28 

дорожные заметки

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
юрмала пахнет дымом от костров, свежестью холодного моря, старыми деревянными досками, пряной сыростью пьянящего осеннего леса.
море сливается с небом в сплошную свинцовую полосу, на мелоководье у самого берега как будто спят скользкие медузы, в середине их прозрачных тел прячется нежная фиолетовая сердцевинка.
в юрмале тихо и спокойно, старые деревянные дома, резные милые мелочи, немного заброшенности и опустошения,
здесь хочется заблудиться и долго и безнадежно искать дорогу обратно.

рига пахнет сухими листьями, жареным миндалем, горячим облепиховым соком, первым в сезоне глинтвейном, козьим сыром и поджаренными на огне колбасками, в риге серое пухлое небо, нежная сиреневая дуагава, громкий лиственный шорох под ногами, такие хорошие друзья, к которым все время хочется возвращаться.

хельсинки пахнет сливочным супом из лосося в утреннем hakaniemen kauppahalli, свежей рыбой, горячим кофе, водорослями и чем-то сдобным, сладким и только что из духовки, в хельсинки прямые острые улицы, старые каменные особняки, совиные арки, в хельсинки я собираю странные космические листья и огромные шишки с гигантских сибирских сосен в пустынном ботаническом саду, бесцельно шатаюсь по любимым сумрачным улицам, наши короткие свидания никогда мне не надоедают.

нью-йорк пахнет праздником: крошечный скверик прямо у подножия empire state building превратился в крошечную ярмарку с тыквами, соломой и разноцветными лампочками на деревьях, здесь можно выпить кружку мексиканского горячего шоколада с ромом и специями и съесть кусок тыквенного пирога - и снова нырнуть в бушующий океан нью-йорского хаоса и безумия.
нью-йорк пахнет яблоками: фермерский рынок на union square просто сбивает с ног красками, ароматами, радостью - россыпи миллионов тыкв разных цветов и размеров, тысячи ящиков с яблоками, связки разноцветной моркови, кудрявые капустные кочаны, здесь я выпиваю горячего яблочного сидра с медом и апельсиновыми корочками, и это мое самое уютное нью-йоркское воспоминание.
еще - тяжелый пряный аромат мокрой листвы в туманном центральном парке, макушки небоскребов в низких густых облаках, поющая сухая трава high lane, прекрасные люди рядом, теплые вечера,
пушистые беличьи хвосты щекочат руки, мимоза с персиковым соком из тоненького бокала, ланчи в whole foods, где в салат-баре есть пять видов маринованого тофу, свежий хумус, овощи на гриле, теплая спаржа и еще сто тысяч прекрасных вещей,
закат в бруклине, когда у меня с собой немного вина и миндаль, солнце раскрашивает небоскребы в золото, по гудзону плывут тяжелые неуклюжие баржи, и никуда не надо торопиться.

монреаль пахнет домом - я так быстро привязываюсь к нашей островной двухэтажной квартире с огромными окнами, к гомону троицы лучших в мире племянников, к уютным завтракам вместе, я привыкаю к шумной сант-катрин, к сладковатому запаху марихуаны, к толстым веселым белкам, забирающимися мне на плечи и колени, как только я сажусь отдохнуть на заваленную бесцветными высохшими листьями скамейку в каком-то крошечном парке в разноцветном хипстерском районе plateau-mont-royal, к французскому языку, к шербруку, к мятному латте, которым я согреваю руки холодными вечерами,
мой брат открыл в монреале первое в северной америке антикафе, и это мое новое место силы - гигантские окна, кирпичные стены, старые деревянные балки, скрипучая лестница, крепкий кофе, уют, сумеречная площадь искусств за окном, я так хочу все время сюда возвращаться.

торонто пахнет рождеством.
я выхожу из автобусного терминала, какая-то торопливая девочка распахивает дверь крошечной пекарни по соседству, звякает колокольчик, и меня как будто сбивает с ног горячий ветер концентрированных рождественских ароматов - здесь ваниль, корица, горячий яблочный пирог, разогретый мед, что-то цитрусовое и сладкое, гвоздика, кофе, карамель, еловая хвоя,
я стою, задрав голову, и смотрю, как золотые небоскребы быстро темнеющего города разгораются изнутри теплым оранжевым цветом, как будто гигантские фонари,
и тут начинается снегопад.
острова торонто пахнут счастьем - я не знаю, как еще это описать, но я стою на берегу и смотрю на сверкающие и переливающиеся в ледяном солнечном свете небоскребы, на совершенно прозрачную воду озера онтарио, на бушующую вокруг осень, на этой части острова я в полном одиночестве, в это время года сюда мало кто забирается, и это все принадлежит мне одной - запах мокрой листвы, тихий плеск волн, юркие черные белки и ленивые гуси, залитые золотыми листьями тропинки сырого леса, немного пугающий закрытый парк со старыми аттракционами, старые деревянные дома, выгнутые кошачьи спины шатких мостиков через канал, совершенно опьяняющий открыточный вид на даунтаун,
это самый прекрасный момент моего североамериканского путешествия.
я коллекционирую такие моменты, и собираюсь хранить их вечно.

@темы: девочка-море, merenneito

23:01 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
самое начало ноября - самые волшебные осенние воспоминания.
сухие, острые, бронзовые листья заливают улицы шорохом бесконечных ржавых рек, порывы первых по-настоящему холодных ветров превращают лиственные потоки в призрачных живых существ - листья гонятся за мной по пустынным черным улицам, волны накатывают на меня, листья шипят, шуршат, пытаются рассказать какие-то давно забытые истории, понятные только им одним,
я зачарованно брожу в темноте, в спокойную зеркальную морскую воду льется жидкий золотой свет из окон прибрежных домов.
в самом начале ноября мир перестает принадлежать людям и начинает принадлежать кому-то еще - странным загадочным созданиям, которые никогда не показываются тем, кто привязан к свету и ясным очертаниям.
в этом мире силуэтов, шорохов, негромких всплесков черной воды, тихого шепота ржавых листьев, медленно падающих на асфальт, я чувствую себя как дома.
каждый день я встречаю темноту с грохочущим внутренним ликованием, каждый день я праздную то, что темнота приходит чуть раньше, тени становятся чуть длиннее, лес дышит чуть загадочнее, звуки становятся чуть отчетливей - шорох ветвей, всхлипы ночных птиц, шелест накатывающих на заиндевелый песок ледяных волн, самая прекрасная на свете музыка.
вязкий туманный кисель по утрам, первые осенние штормы отмечают свои таинственные ночные вечеринки скрипом жестяных крыш, воздух крепко пропитался специями и дымом от каминных труб, причал у одинокой белоснежной купальни теперь всегда скрывается под иголками колючего инея,
привет, ноябрь, я очень по тебе скучала.

@темы: девочка-море, merenneito

13:54 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
мы поднимаемся в гору по петляющим овечьим тропам, сначала через сырой лес, потом через ледяные горные ручьи, потом через поля цветущей морошки, потом через голые пустоши, потом через мягкий мокрый мох,
проходим через все четыре времени года, на середине пути мы обессиленно лежим на огромных мшистых камнях и изнываем от жары,
потом, на самой макушке горы, мы попадаем в суровые ветреные вихри и вязкую туманную кашу, становится холодно, мы снова видим снег,
мы закутываемся в предусмотрительно взятые с собой свитера и смотрим вниз,
мы видим зеленые тролличьи леса и белоснежные пляжи, бирюзовую воду, белые паруса,
мы видим торопливых горных куропаток и морских орлов с размахом крыльев в два с половиной метра,
мы жуем бутерброды с сыром и домашним хлебом, грызем яблоки и пьем сок, туман становится гуще и загадочнее, от холода немеют пальцы, морская вода светится совершенно фантастическими цветами, вокруг нас молчат гигантские горы, абсолютная тишина, только редкие птичьи крики и далекий звон овечьих колокольчиков,
мы наконец-то дома.
проводим на острове почти неделю, вместе готовим обед, варим традиционную островную похлебку из только что пойманной трески, собираем в огороде овощи для салата, кормим кролика одуванчиками, торчим у камина с книгами и рабочими делами, печем вафли, варим кофе,
я рисую за рабочим столом а. в ее крошечной мастерской, заваленной ракушками, овечьими шкурами, сухими цветами, цветными камушками,
в час ночи юхан с детьми ловит рыбу с крошечной лодки в освещенном полуночным солнцем фьорде, на следующий день мы запекаем гигантских сигов на углях с ароматными травами и можжевельником,
ужинаем свежими креветками, клубникой и шампанским, катаемся на желтой лодке т. по узкому trollfjorden, выбираемся на крошечном пыхтящем пароме в соседние рыбацкие деревушки, проводим день в прекрасном henningsvær, раскрашенном яркими куртками альпинистов, пьем кофе на свечном заводике,
едем по e10 до самого окончания дороги, дорога заканчивается деревушкой Å, за Å только два крошечных островка с пуффинами и китами, а потом сразу край земли,
в Å красные дома на сваях, изумрудная вода, старый обшарпанный рыболовный завод, залепленный птичьими гнездами, музей трески, крошечная пекарня, где белобрысая девочка достает из печи свежие булочки с корицей, облако сумасшедшего аромата накрывает всю деревню, чуть-чуть приглушая стойкий запах сушеной трески,
горы, туманы, цветущие поля, вода, сияющая сильнее, чем какие-нибудь сапфиры или изумруды.
(я как будто маленький снифф, смотрю в эту воду, и никак не могу отвести глаза, она совсем меня завораживает)
трава на крышах, сваи, маленькие рыбацкие лодки, пляж для арктического серфинга в unstad,
ленивые неторопливые овцы, тонны и тонны сушеной трески, водопады и горные реки,
облака, сползающие на дорогу вязким киселем, пронзительные птичьи крики,
я пишу это всё, чтобы запомнить.
где-то в другом мире и измерении стокгольм накрывает облаком тридцатиградусной жары, я сижу у светящейся воды в свитере и шерстяной шапке и думаю, что никогда нельзя забывать о том, что делает тебя по-настоящему счастливым.

@темы: johan, merenneito, skandinavia, девочка-море, олени

01:10 

leite mot nord

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
ехали далеко на север, пересекали границы, каждая из которых делает нас еще немного свободнее,
граница с лапландией, граница, за которой больше ничего не выращивается, граница, за которой уже не растут деревья, полярный круг,
пропадают города, шумные центральные улицы, запах жареной еды, смех и крики, тяжелый бензиновый воздух, светофоры, нервы, спешка и давящее на затылок напряжение,
вокруг нас прорастают горы - бледные и сиреневые на самом закате, прозрачные озера, растрепанные макушки коротеньких сосен, мох, бесконечные пастбища северных оленей, безымянные деревеньки, деревянные вывески "домашние вафли", "свежие яйца", "горячий хлеб",
одеваемся тепло, спим в машине на берегу ворчливых горных рек, крепко обнявшись.
совсем привычный маршрут, узнаем каждую гору, каждую мшистую пустошь, каждый продуктовый магазин, где мы покупаем хлебцы с корицей, мягкий сыр, ягоды и take away-салаты в пластиковых коробочках.
каждый раз этот маршрут становится для меня еще ценнее и дороже.
наш путь лежит на маленький остров store molla на норвежских лофотенских островах, там, на самом берегу фьорда, стоит большой желтый дом - белые рамы, буйный сад, клубничные грядки, изумрудная морская вода, горы с закутанными туманом верхушками,
мы уже были здесь шесть лет назад - смотрели за опустевшим домом, кормили кроликов одуванчиками, гладили полосатую кошку, наливали воду невидимым овцам, собирали морошку, бродили по склонам до синих горных озер и обратно, собирали ракушки на белоснежных песчаных пляжах,
в этот раз мы будем здесь не одни.
крошечный паром высаживает нас на пристань, и я чувствую, как моя внутренняя сальткрока просыпается, оживает и приобретает совсем ясные очертания.
в желтом доме на берегу фьорда живет широкоплечий норвежец тронд, его миниатюрная приветливая жена анетте и трое их сыновей - фруде, столле и руне, а еще - сорок овец, четыре курицы и рыжий ленивый кролик,
овцы пасутся высоко в горах, эхо иногда разносит по склонам звон их колокольчиков,
в октябре, когда на остров накинутся первые суровые штормы, тронд оденет на лоб фонарик и поднимется на самые мрачные и туманные вершины - забирать овец домой.
в камине горит огонь, а. готовит картофельное пюре, мы приехали на остров в самый день летнего солнцестояния и застаем последние спешные приготовления,
мы берем с собой плетеную корзину для пикника, вино, кастрюлю с горячим пюре и две толстые овечьи шкуры для сырых холодных скамеек, на острове +11, но ничего, скоро молчаливые островные мужчины разожгут гигантский костер на белом песчаном пляже, и всем станет жарко.
мы знакомимся со всем населением острова сразу, их всего сорок, долгие зимние штормы, полярная ночь, ледяные ветра, прогрызающие остров насквозь сделали их почти семьей,
на крыше нашей беседки растет трава, светловолосые тетушки накладывают в тарелки rømmegrøt из гигантской кастрюли на огне - это традиционная праздничная норвежская каша из белой муки на сметане, к ней подается корица, сахар и жестяной кувшинчик с золотым растопленным маслом,
на острове полярный день, и вечер приходит без темноты, разве только горы вокруг становятся четче и как будто еще выше,
тогда на берегу разгорается костер.
он огромный, в нем горит все, что приносят приливы - старые доски, обломки, садовые скамейки, увитые водорослями бревна,
языки огня поднимаются до самых горных вершин, огонь танцует, отражается в изумрудной воде фьорда, становится горячо дышать,
хочется танцевать, отлив уводит мягкие бирюзовые волны вглубь фьорда, от костра постепенно остается россыпь шипящих жарких угольков, и мы идем домой.
трехэтажный дом, скрипящие лестницы, узорчатые коврики на полу, белый деревянный пол, уютная старая мебель, подкладываем дрова в камин и пьем вино до глубокой ночи,
ночь - совершенно условное понятие, солнечный свет, блики на колдовской изумрудной воде, хриплые птичьи крики,
скоро наступит утро, а. подаст к завтраку горячий, только что испеченный, хлеб, коричневый козий сыр, домашнее морошковое варенье и кофе, т. с самого утра растопит камин, а потом мы завернем в промасленную бумагу несколько бутербродов и отправимся в горное путешествие.
и будем совершенно неприлично счастливы.

продолжение следует.

@темы: johan, merenneito, no words, skandinavia, девочка-море, олени

18:58 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
29.
мы проезжаем 900 километров за день, чтобы мой день рождения начался правильно.
тронхейм, крошечная белая квартирка под самой крышей, скошенные потолки, за окном горы и туманное море, протяжные гулкие гудки огромных неповоротливых кораблей.
обеденный столик под косым окном завален подарками, шампанское из новой муми-кружки, карамельный козий сыр и черешня, белые шорты, холодный ветер, шерстяные носки,
вчера мы ехали через высокогорное плато, пересекали полярный круг - голые скалистые равнины, мох и снег, снег, снег, снежные вершины черных зловещих гор растворяются в вязких облаках,
я вижу пятерых северных оленят, которые играют в глубоком сугробе.
это мое место силы.
я расскажу про это потом - лофотенские острова, обретение внутренней сальткроки, почти болезненное чувство оглушительного необъятного счастья,
пока у меня за окном черепичные крыши и море, у меня совсем нет времени.

@темы: merenneito, skandinavia, девочка-море, олени

00:57 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
это такой день, который я хочу нарисовать, затолкать в стеклянную банку, записать словами моего детского секретного языка, запомнить навсегда.

мы начинаем отмечать день рождения моей яны whale rider черничным raw-тортом из matapoteket на тихом, плавном и пустынном пароме в архипелаге, курс на остров sandhamn, четыре пластиковые ложки, наша восхищенная собака под столиком,
паром мчится, крошечные острова, совсем необитаемые, совсем голые, покрытые редким сосновым лесом, несколько домов, несколько лодочных причалов,
наш остров - особенный, оживленная деревенька, заполненный ресторанчик, где подают жареную селедку и местную островную похлёбку с креветками,
маленькая кофейня, крошечная пекарня с самообслуживанием, тут нет продавца, можно взять с прилавка круглый темный хлеб с изюмом или булочку с корицей и положить деньги в маленькую коробочку,
красные деревянные дома, лодочные сараи, цветущие вишни и яблони,
выступающая из острова покатой спиной кита серая скала, которая служит здесь центральной площадью,
запах цветущих деревьев, соленой морской воды,
огромные окна домов, пока пустующие причалы, скоро остров ввинтится штопором в летнее сумасшествие, заполнится смехом, яхтами, голосами, всё изменится.
мы успеваем поймать один из последних дней тишины и абсолютного спокойствия, за деревенькой начинается редкий сосновый лес, гигантский черничник, шишки и хвоя под ногами,
мы идем прямо к пустынному песчаному пляжу, где между скалами стихает ветер,
к соленому запаху моря примешивается крепкий аромат нагретых майским солнцем сосен, это совершенно идеальное сочетание.
в. окунается в ледяную воду, мы разводим костер.
у нас есть свежий хлеб с орехами, козий сыр, банка хумуса, овощи, зеленые листья салата,
мы закапываем крошечные молодые картофелины в обжигающий песок под нашим маленьким костром,
лесное вино из черники и брусники, горячие ярко-желтые початки кукурузы,
мукла пробкой прыгает в волнах, а потом с головой зарывается в теплый песок,
это чувство, когда все кусочки паззла наконец встают на свои места, плеск волн, свежий морской ветер, тяжелые капли быстро пролетающего над нами дождя, глухой гул черных вертолетов,
пение птиц, ветра и сухой травы, наши разговоры, которые значат так ужасно много и в то же время - ничего, когда все наши слова попадают в рокот волн и этого особенного ветра, пронизывающего все голые острова гигантского архипелага,
именно сегодня, именно сейчас, именно за несколько часов до заката, именно тогда, когда жар от костра тяжело дышит в наши спины -
мы такие совершенные.
мы такие идеально созданные, продуманные - именно для этого пустынного острова, именно для этого морского ветра, именно для этого солнца, ныряющего в свинцовые волны северного моря.
я очень надеюсь, что у тебя получился хороший день рождения.
я очень тебя люблю, яна.

@темы: johan, merenneito, skandinavia, sverige, девочка-море, мукла, олени

01:25 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
я хочу написать про многое.
про то, как в риге внезапно идет снег, а у меня новенькие тимберленды и оранжевый стакан с кофе из coffee inn, и я счастлива до кончиков ушей,
про долгие прогулки, бирюзовые стены, кривые крыши,
про новые улицы, замороженный йогурт со вкусом вкусом марципана, про то, как течение неделя за неделей носит меня через балтийское море туда и обратно,
про аландские острова в пустынное пасхальное воскресенье, когда я забираюсь высоко на гору и среди сосен, мха и тишины пью глинтвейн из ярко-желтого термоса с видом на свинцовую воду и острые корабельные мачты,
про лужайки крокусов, набережные и витиеватые башенки солнечно-желтых деревянных домов,
про четыре книжки с картинками, которые я сдаю в редакцию, про семь кружек кофе еще до обеда в работе над театральными афишами когда я главный дизайнер, и на мне висит три проекта одновременно,
про то, как весна превращается в осень, я прячу руки в карманах и готовлю осенние ароматные обеды: запекаю оранжевые овощи в заправке из меда, кунжута, шафрана и лимонного сока, делаю хумус и фалафель, пеку яблочные пироги и крошечные порционные пиццы с начинкой из лесных грибов и тягучего сыра,
снова варю глинтвейн, и мы идем на шаткий и певучий деревянный причал на älgö и слушаем ветер и волны,
про то, как этой весной ветер поет разными голосами, про град и мимолетные снежные бури, про то, что в рюкзак всегда надо класть запасные шерстяные носки, дождевик, солнечные очки и солнцезащитный крем, термос и таблетки от кашля,
про "ты или никогда", про карандашные наброски, про то, как мы красим стену в цвет мха и морской воды,
всё хорошо.

@темы: олени, девочка-море, sverige, skandinavia, merenneito, johan

02:42 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
черновики.

ударно съездили в ригу с девочками и толпой белобрысых исландцев - журчащие ручьи их говоров, свитера, эта их исландская умилительная безбашенность, ночь, ветер на открытой палубе, совершенно безумная качка, какие-то танцы до пяти часов утра, классический паромный угар, очень много смеха и разговоры до невидимого нам рассвета,
восхитительная рига - сначала бледная, туманная и свинцовая, смотрим на нее с высоты, выискиваем тонкие шпили в низких облаках,
потом - несмелое февральское солнце, свежий день, конфетный старый город, отражение невесомых башенок в зеркальных осколках,
наш шумный ланч в лидо, где всё точно так, как готовит бабушка, исландцы уплетали солянку, драники, винегрет и жареную картошку с совершенно неописуемым восторгом.
странный жемчужный свет, струящийся через узкие проблески между кривыми старыми домами, всё вокруг превращается в чуть-чуть призрачные сказки, древние королевства, рыцарей, принцесс и драконов,
три золотых петушка на шпилях, булыжники, серебряная дуагава,
исландцы остаются в лидо с реками медового пива, а я сбегаю в золотистый радостный город - три раза прохожу весь старый город насквозь, пью кофе в coffee inn (я очень скучала), покупаю щавель, дышу шоколадом, весенней пылью, какой-то особенной свободой других городов,
маленькие побеги, наполняющие воздухом и вдохновением.

@темы: девочка-море, олени

00:37 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
такое настроение


@темы: девочка-море, рисунки

12:35 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
(длинно и сахарно про снег и рождество, осторожно)

пышное ковбойское платье с лоскутным подолом, нижними юбками, корсетом и кружевами - всё как полагается, грубая шерстяная кофта, лохматые кудри под вязаной шапочкой, - сейчас я такое незадачливое сказочное существо - гном или хоббит или что-то такое смешное и несуразное,
мы бредем на традиционный рождественский ужин в koloni - четвертый (пятый?) год подряд, - невыносимая зеленая трава под ногами, глухое ворчание моря, страдающего от тяжелой бессонницы и хронического недостатка льда, соломенный рождественский козлёнок, горящие свечи, целая вселенная несоответствия,
зато внутри все остается неизменным - танцующий огонь в камине, копченый лосось, шафрановый соус, пирог с брокколи и бри, горячая похлебка с чечевицей, корицей и апельсином,
на рождественской ярмарке белобрысая девочка печет для нас вафли, щедро поливает их взбитыми сливками и морошковым вареньем, целый снегопад из ванильного сахара, у меня замерзают руки,
утром я вижу на траве хрупкий сахарный иней,
а потом снова начинается дождь.

рождество бродит вокруг притихшим бледным призраком, оконные звезды расплывчато светятся в дождевых каплях,
и я вдруг понимаю, что я больше не могу, внутри себя я вою от бесконечной, безудержной снежной тоски, вторая бесснежная зима подряд - и я тоже превращаюсь в тихого грустного призрака самой себя,
следующие несколько дней я одновременно доделываю оставшиеся перед каникулами школьные задания, выигрываю рождественский конкурс по анимации, строю рыцарский странный замок из имбирного теста,
и - провожу часы на сайтах с арендой зимних домов, переписываюсь с хозяевами, изучаю толщину снежного покрова в разных шведских регионах, тысячу раз перепроверяю прогноз погоды,
и, наконец, нахожу - крошечный домик в деревушке mörkret, это значит "темнота", и я понимаю, что я нашла все, что нам нужно.
маленький домик в заснеженной горной глуши, кромешная тишина, бесконечный сосновый лес, северные олени, медвежьи тропы, быстрая серебристая рыба в незамерзающих кристально-прозрачных горных речушках,
камин, залежи дров, духовка для моей индейки,
пропускаю все - нервные дни перед отъездом, дедлайны, сумасшедшая упаковка вещей, безумный невыносимый стокгольм, зараженный теплыми дождями и тяжелейшей предпраздничной лихорадкой,
в ночь перед отъездом я пеку пряный влажный рождественский яблочный пирог по джейми оливеру, - в два часа ночи кухня заполняется густым праздничным ароматом, и все наконец становится хорошо.
примерно сто километров до дома, время приближается к полуночи, и начинается совершенно сумасшедший снегопад - как будто бездонное звездное небо с треском рушится на нашу маленькую одинокую машину,
я не знаю, почему наша деревушка называется "темнота", но тут точно есть что-то магическое - темнота здесь такая глухая, плотная и безграничная, что я никогда в жизни не видела ничего подобного,
луна куда-то провалилась, даже звезды сейчас светят здесь бледно и слабо,
мукла выкатывается из машины в сугроб клубком абсолютного космического счастья, я - тоже,
мы пробираемся в наш домик через сорок сантиметров снега по призрачному свету фонарика,
юхан разжигает камин, я варю глинтвейн,
под утро мы засыпаем на уютном кухонном диванчике под треск каминных дров и какой-то невозможный фильм,
юхан бегает в машину за чем-то забытым
и говорит - дарья, здесь т-а-к темно, и в лесу полно троллей и медведей.
(медведи спят, но тролли-то нет)

утром мы обнаруживаем, что за нашим окном серебряный сосновый лес опускается вниз по горным склонам, сосновые макушки в лучах восходящего солнца светятся почти нестерпимо,
завтрак (рождественская ветчина, горячие тосты с выдержанным на виски сыром) с видом на медленный ватный снегопад,
тотальное одиночество,
абсолютное космическое счастье.
мы с муклой прыгаем в бездонных сугробах вокруг дома, я в пижаме, мукла в сумасшедшем восторге, мы на вершине сурового горного плато, идет снег - пушистые мерцающие созвездия, юхан варит кофе,

проводим день в горнолыжных деревушках - розовощекие дети, скрип лыж, серебряные склоны, мохнатые лошадки с колокольчиками в упряжке, замерзшая трава на крышах,
горячий гуляш и глинтвейн у камина,
вафли с морошковым вареньем,
замерзшие ноги, горящие щеки,

за ночь температура падает в -17, прозрачное ясное утро, мы с муклой выбираемся в снег перед завтраком, и все это забытое накрывает меня с головой - восхитительная кристальность, дрожащий воздух, пощипывание быстро розовеющих щек, безграничная чистота, свежесть, я так остро чувствую себя живой,

бродим по гигантскому национальному парку fulufjället, проваливаясь в снег по пояс - совершенно сумасшедшее ощущение тишины, собственной незначительности в этом суровом горном мире, бескрайнего восхищения, счастья и удивления,
пробираемся по узенькой тропинке к самому большому водопаду швеции,
мы слышим издалека его глухое рычание, он уже замерз одним боком и переливается бирюзовым льдом в лучах заходящего бледного солнца,
по всему парку разбросаны крошечные деревянные домики - сюда можно забраться через низенькую дверь, развести огонь в печке, высушить над огнем варежки и ботинки, слопать кусок принесенного с собой яблочного пирога,
и пойти дальше.

под снегом сочится хрустальная вода, небо разгорается оранжевым и малиновым, каждый северный закат прекраснее предыдущего,
в särna каждая веточка каждого дерева обрастает сияющим инеем, студеная осторожная неподвижность, зыбкий воздух,
белоснежные деревья, розовое нежное небо за мгновение до того, как деревню снова оплетет кромешная темнота.

в сочельник за завтраком за окном валит снег - больше мне не нужно никаких подарков, сегодня пасмурно и туманно, снежинки переливаются в воздухе, туман слизал окружающие нас горы, воздух влажный и тяжелый, холодно, ресницы мгновенно покрываются тяжелым инеем, у муклы белеют брови и усы,
мы выпиваем два глинтвейна в самом уютном на свете горном пабе, а потом долго гуляем по пустынному idre, промерзаем насквозь, видим всё это сказочное - сахарные крыши, заснеженные елки с мерцающими огоньками, гномы, звезды, свечи, олени,
все эти северные деревушки до сих пор хранят все то, что давно уже исчезло из стокгольма - люди здесь честные и открытые, дома и машины никогда не закрываются за ключ,
машины останавливаются, чтобы просто поздравить незнакомых нас с рождеством,
идеальное рождество - только мы и наша лопоухая собака, солнце садится в три, окрашивая небо фиолетовым и бирюзовым, мы мчимся домой, чтобы развести огонь в камине и поджарить на нем каштаны,
приготовить рождественский ужин, зажечь свечи по всему дому, поставить в кувшин заиндевелые лохматые еловые ветки,

меню:
за день до сочельника: запеченная в духовке индейка в горчичной панировке, глазированные в яблочном соке и белом вине печеные зимние овощи, спаржа и всякие мелочи.
сочельник: индейка в соусе из сливок и сухого яблочного сидра с яблочными ломтиками, брюссельская капуста с чили, имбирем, жареными орехами и лаймом, традиционная красная капуста, тушеная в глинтвейне с медом, перцем и яблоками, копченый лосось, печеные на огне каштаны.

в последние ночи небо вдруг бешено разгорается звездами,
после ужина мы осторожно гуляем вдоль стены черного тролльского леса под сказочным звездным светом, здесь нет ни домов, ни людей, ни фонарей - только тревожно потрескивающий лес, бешено сияющее звездное небо и молчаливые сугробы,
мукла идет рядом осторожно, бесшумно, прислушиваясь к каждому шороху.

в последний вечер юхан готовит для меня mulled cider, я натягиваю на уши капюшон пижамы onepiece, беру горячую кружку, муклу, и выхожу в снег - слушаю хруст под ногами, разглядываю все знакомые созвездия, дышу пьянящим морозным воздухом,
прощаюсь с моим идеальным миром на еще какое-то время.

наступает время уезжать, мы делаем все быстро, почти не разговаривая -
убраться в доме, выгрести золу из камина, соскрести синий лед с машинных стекол,
оставляем рождественские подарки следующим жильцам - еловый букет, свечи, только что распустившийся розовой гиацинт, апельсины, украшенные гвоздичными палочками,
небо светлеет, горы проявляются вокруг, как переводные картинки,
мы едем через наше снежное, обледеневшее, заиндевевшее королевство через самый ослепительный в моей жизни рассвет.

---

"видишь ли, - сказала она, - столько самого разного случается лишь зимой, а не летом, и не осенью, и не весной. зимой случается все самое страшное, самое удивительное. являются всякие ночные звери и существа, которым нигде нет места. да никто и не верит, что они есть на свете. ведь все остальное время они прячутся. а когда выпадает белый снег, ночи становятся длинными, наступает покой, и всё погружается в зимнюю спячку - вот тогда они тут как тут".

@темы: johan, merenneito, skandinavia, девочка-море, мукла, олени

19:22 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
целых десять лет в любой непонятной ситуации сбегаю в мой холодный радостный город, моя дружба с этим городом никогда не становится слабее.
хельсинки еще и такой: безмолвные холмистые улицы, старые каменные виллы и узорчатые деревянные дома, апельсиновый закат над открытым морем, полыхающий в начищенных окнах,
холодный воздух, еловые ветки, острый охотничий суп в fazer - идеальный ланч в этом городе, затянутом дымкой изморози и крепкого ноября,
tölöönlahti, тишина, мерный плеск воды, ласковые лебеди, последние цветные листья на тонких голых деревьях,
зимний сад, влажные тропические растения, странные цветы, блестящие спины толстых рыб в пруду,
хельсинки пахнет копченой рыбой, горячим шоколадом, пряностью мокрых ноябрьских листьев, морошковым вареньем и ореховым соусом,
хельсинки светлый, прямой, правильный, оглушительно чистый,
так странно, но какая же пропасть между хельсинки и стокгольмом - не шестнадцать часов паромного хода, а что-то гораздо серьезнее.
с хельсинки всегда очень сложно расставаться.
он такой улыбчивый, все прекрасные финны, заостренные лисьи профили, белобрысые макушки,
чаячий крик, вязаные шапочки, велосипедный звон, пожелтевшая лиственница,
толстые городские кролики,
р. говорит, что в ноябре отсюда хочется сбежать, я думаю, что здесь мне хочется, чтобы ноябрь никогда не заканчивался.

октябрь: копенгаген и odense, отмечаем halloween в tivoli горячим ведьминским пуншем с ромом из гигантского котла,
летучие мыши, горящие тыквы, колдовской бледно-зеленый туман из уличных котлов,
а так - сахарные улочки, пряничные домики, вереск, золотые деревья, горячий кофе, следы андерсена на мощеных улицах и его теплый жёлтый дом на самой прекрасной улице во всей дании,

каждый раз я жду октября чуть-чуть больше, чем рождества, это мой личный наркотик, мой совершенный месяц, мое лекарство от всех проблем на свете,
ранний октябрь - очень много солнечного золотого солнечного света, он такой густой, что почти ощутимый, стекает жидким медом за воротник, смесь этого медового света с мятным холодным воздухом - время бесконечных обедов на деревянных садовых скамейках, бесконечные прогулки в одиночестве,

а потом солнце исчезает, но меня это совершенно не беспокоит.

в октябре в город приходят туманы, они останутся здесь до самого снега, они превращают привычную жизнь в неясную сказку и призрачное волшебство, я не вижу ничего дальше собственного носа, ноги исчезают в густых влажных облаках,
все, что случается в тумане, навсегда останется в тумане.

хрустящие хлебцы, джем из инжира и осенних яблок, козий сыр, запеченная тыква, грибной суп из темных осенних лисичек, запеченные каштаны, яблочные пироги, домашний хлеб с семечками и орехами,

свечи, звезда на окне, вечные сумерки, вечный уют, лучшее время на свете.

@темы: финны, олени, девочка-море, Финляндия/Suomi, skandinavia, merenneito

11:55 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
сделала картинку для курса по фотографии
про мечты и то, как они сбываются


@темы: рисунки, девочка-море, merenneito

19:26 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
монреаль - это как будто кто-то бросил в глубокую миску всё, что когда-то случалось в мире, и включил блендер на полную мощность: здесь всё перемешано - небоскребы, уходящие макушками в дождливое небо, зеркальные сияющие окна, старенькие покосившиеся цервкушки, восхитительные кирпичные виллы с колоннами и резными башенками, заросшие цветами и плющом, безумные улицы, переполненные барами и громкими студентами, безмолвные парки, по котором мечутся белки и неторопливо бродят толстые сурки, красивые тихие синагоги, роскошные сверкающие тюрбаны пышнобородых индусов, сари и строгие костюмы, синие и розовые волосы, запах поджаренного над углями мяса, только что испеченных вафель, мокрого от дождя асфальта, чьих-то слишком сладких духов и конопли, предупреждение не кормить енотов, бесшумная вереница паломников на коленях на мокрых ступенях к st. joseph's oratory, суровые монахини с узенькими ниточками губ, зажигающие жаркие свечи в сырой пещере и красивые, как космос, мальчики, держащиеся за руки, строгие и ухоженные еврейские районы, беспорядочные хиппи-улицы, уютные пекарни и забегаловки с земляным полом,
люди говорят друг с другом на двух языках одновременно, а лето смешалось с осенью в крепкий яркий коктейль - я нахожу на мокрых ступеньках первые оранжевые листья, влажные и пряные, я нахожу в парке целые россыпи красных кленовых листьев и круглые желуди в смешных шапочках, я нахожу красные крошечные яблочки под ногами и чувствую, как осень сладко дышит мне в лицо,
и это такая канада,

такое восхитительное время вместе с семьей, мои светлоглазые племянники, теплые вечера дома, воспоминания, которые я хочу сохранить навсегда,

мы с братом бросаем машину в галдящем china town и под проливным дождем через ароматы дамплингов, сои и лапши бредем в старый порт - старые дома на горе, подсвеченные ярким голубым цветом, переливающимся в дождевых каплях, зубчатые башни, острые шпили, старые улицы, булыжник под ногами, из порта доносится гам и треск, встречаем парочку зомби, громкая расто-вечеринка в порту яростно освещается разрезающими небо прожекторами и едко пахнет марихуаной,
промокаем насквозь, забегаем в магазин за устрицами, тунцом и лимоном, приезжаем домой и переодеваемся в сухие свитера, в полночь ужинаем устрицами, виноградом, сыром и вином,

едем в горы mont tremblant на целый день, моем тугие пучки зелени в горной реке, разводим костер, видим, как невозмутимый олень с огромными ветвистыми рогами переходит реку вброд, в деревьях смешно стрекочут бурундуки, т. купается в ледяной горной воде и говорит, что вода - как мята,
карабкаемся вверх через лес, бурелом, вдоль горных озер, едим яблоки и шведское имбирное печенье, видим водопады, гигантские красные деревья, подбираем фиолетовую шишку, которую уронил незадачливый бурундук и выцарапываем из нее крошечные ароматные орешки - вкус кедра и апельсина, сиреневые ладони,
видим, как солнце садится в затянутые дымчатым туманом горные макушки,
я собираю целую охапку разноцветных листьев и забываю их в машине.

видим, как под деревянными мостками в мутной теплой воде плавают неторопливые черепахи, видим смешной домик бобра, видим, как в темноте везде вспыхивают крошечные огоньки светлячков,

наши полуночные разговоры, прогулки, путешествия, так не хочется уезжать, мои одинокие прогулки по sherbrooke, мои желуди в карманах, кулёк жареной картошки на пятерых, сверкающие глаза лисёнка в сумерках, моё канадское спокойствие, всё получается так, как надо,

наша поездка в лучах рассветного солнца, вокзал, толстые белки, моя канада не заканчивается, она только начинается.

@темы: девочка-море, любимые, олени

17:05 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
бесценно: проснуться в семь утра, выплыть на сонные и зевающие улицы нижнего ист-сайда прямо в золотистый прохладный рассвет, выпить первый кофе в крошечной угловой кофейне, разделить с лучшим на свете братом свежий горячий сэндвич с авокадо, услышать ровное утреннее дыхание гигантского сумасшедшего города,
пройдет час, и NYC взорвется грохотом, нетерпеливыми автомобильными гудками, стрекозиным треском вертолетных лопастей,
успеть поймать последние тихие минуты бруклина, надышаться запахом свежего хлеба и сладких горячих булочек в сохо,
очень правильно приготовиться к тому, чтобы с головой нырнуть в океан хаоса, радости и безумия,
в этот день легко могла поместиться целая неделя; королева говорит алисе: "ну а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте" - это нью-йорк, и о нем нельзя сказать лучше,
мы мчимся, несемся, летим и бежим со всех ног, город сияет, сверкает и слепит глаза, мимо меня проносится центральный парк, вода гудзона, нью-джерси, цапля на причале, тихие улицы и дома, заросшие лохматым плющом, и гул и треск wall street, и гигантский жужжащий рой людей на times square, и клерки в хрустящих выглаженных рубашках, и торопливые девочки с охапкой кофейных стаканчиков, и бруклинский мост, и вся ровная последовательность идеально-прямых avenue, и танцующие солнечные отражения в зеркальных глазах небоскребов,
город-переходник, запутанный клубок миров и времени, бурный фонтан энергии, силы и вдохновения, город, в котором я никогда не смогла бы жить, но в который я всегда хочу возвращаться,
наш день заканчивается рыжим закатом и тонкими прозрачными ломтиками идеальной пиццы у джо,
у нас впереди дождливая штормовая ночь, кофе, залитые темнотой горы, крошечные пустые американские городки, долгая дорога в канаду.


@темы: девочка-море, олени

13:38 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
у эскимосов есть много красивых слов про снег, а у горных северных жителей должно быть хотя бы столько же красивых слов про туман, я думаю об этом, когда мы выходим из хижины писателя в наше последнее утро в tromsø и пробираемся к risø почти что на ощупь,
туман, густыми вязкими потоками стекающий с горных макушек, похож на то, что на тролльских кухнях высоко в снегу сегодня выдалось неспокойное утро - вязкая каша и густое молоко убегают из их гигантских кастрюль прямо на городские улицы,
совсем другой туман похож на то, что совсем высоко на пустынных голых равнинах пасутся огромные белые животные, они чешут бока об острые горные хребты, и рваные клочья их белой призрачной шерсти опускаются в город и зацепляются за верхушки крыш и печные трубы,
густой туман над водой похож на то, что русалки топят свои подводные камины, и густой водный дым, пахнущий водорослями, поднимается на поверхность, чайки ныряют в туман и исчезают,
нам совсем не хочется уезжать из tromsø - наш маленький арктический город северных оленей, полуночного солнца, северного сияния, грохочущих на ветру жестяных крыш и прочей заполярной магии,
я буду много по тебе скучать и много о тебе думать,
тысяча километров до трондхейма по узким горным дорогам, фьорды, снежные горы, лазурная вода,
очень жарко, очень долгий день,
но - голое горное плато очень высоко, недолгая передышка, температура быстро падает, черные облака клубятся как пар над ведьминскими котлами,
здесь нет ничего кроме чистейшей прозрачной красоты глубокого севера - мшистые камни, скрюченные карликовые березы, ревущие горные реки, снег сползает прямо к дорожной обочине, а северные олени проносятся внезапной ураганной тучей, грохоча копытами по камням,
полярный круг - очень холодно, очень восхитительно, галдящие туристы, башенки из камней,
"I've crossed the arctic circle" - и я смеюсь и думаю, да уже в который раз.
я забралась в снег почти что с головой, кеды мокрые, дорога теперь будет виться вниз, а температура подниматься, я научусь это переживать.
пять лет назад я уже знакомилась с трондхеймом - это было быстро, жарко и незадачливо, в этот раз любовь накрывает меня с головой, и я нахожу еще один путь к отступлению,
трондхейм - это идеальная смесь старых деревянных домов, белоснежных дорогих вилл, рыбацких хижин на сваях и возмутительно-модных кофеен с лучшим кофе в северной европе, это гудящие рестораны, тихие холмистые улицы, единственный в мире bicycle lift, квартиры-люкс с видом на море и золотые горные закаты и острые шпили древних деревянных церквушек,
(весь город - это как будто такой большой сёдермальм, только совсем не так много хипстеров, бород, бирюзовых волос и исключительных странностей),
за два дня мы проходим 45 километров - очень крутые холмы, очень много кофе, очень жарко, горячий летний трондхейм пахнет сладким клевером, жасмином и распускающимися липами, бушующий ветер, который почти никогда не стихает,
в разгар вязкого, обжигающего дня я нахожу в mood of norway идеальный канареечный дождевик - точно такой, о котором всегда мечтала, но никогда не могла найти,
я бережно кладу его в бумажный пакет с зототым трактором, выхожу на улицу, и восхищенно смотрю на то, как стремительно трондхейм заволакивается густыми черными облаками,
я смеюсь, когда первая капля дождя падает мне на нос.
дождь идет всю ночь, мы в первый раз не завтракаем в саду среди чаек и вишневых деревьев, на мокрых деревянных столиках сегодня лежат облака,
мы уезжаем молча,
du aner ikke hvor mye jeg savner deg.

@темы: johan, merenneito, skandinavia, девочка-море, олени

23:41 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
день рождения, мой новый холодный город, я снова вижу в окно заснеженный горный бок, я снова одеваю свитер юхана и толстые шерстяные носки, чтобы спуститься к завтраку,
ровно год назад это был рейкьявик, желтые леггинсы, банановый skyr, тосты, шампанское, холодное июльское утро за окном,
сейчас - tromsø, полярный день, солнце никуда и не ложилось, но утром город укутывается толстой шалью из вязких горных облаков - новое холодное утро, шампанское, коричневый норвежский сыр, пахнущий карамелью, мягкий козий сыр для горячих тостов, всё те же желтые леггинсы,
полярное лето - мое самое правильное лето на свете, белоснежный песок норвежских пляжей, светящаяся бирюзовая вода, разноцветные ракушки, остроносые крикливые птицы оставляют на камнях колкие шкурки морских ежей, цветущий маленький мир в густом мхе, рыбацкие деревушки, деревянные дома на сваях, пустынные шаткие причалы, яркие чистые цвета, сильный ветер, приносящий с гор мятный запах снега и кристальных водопадов,
порт с кораблями, уходящими на шпицберген, размах крыльев альбатросов, запах моря и рыбы,
мешок с подарками, библиотека с детскими книжками, прекрасный высоченный викинг в любимой кофейне каждый раз рисует на нашем кофе что-то новое,
я покупаю цветные карандаши разных оттенков синего и вязаную шапку-сову,
в kaffebønna, мы находим путеводитель, который называется
a poor man's connoisseur guide to the best and "wurst" of the "coolest" city in the north except perhaps Reykjavik, with grateful thanks to the Gulf Stream.
город, который очень хочется обнять.

@темы: johan, merenneito, skandinavia, девочка-море, олени

22:01 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
в последние дни (месяцы?) я работала столько, что я потеряла счет всему - времени, дням, неделям, событиям и словам; я столько рисую, что в моей голове бушует настоящая война - все мои бесчисленные персонажи уже давно передружились и перессорились, переплелись в тугой клубок и периодически устраивают склоки и неразбериху, в моей голове зарождаются и умирают вселенные, гаснут и вспыхивают звезды, пудинг давно пора было уносить, поэтому мы затолкали в сумку исландские свитера, шерстяные носки, пару книжек и бутылку ягодного вина из суровых шведских лесов и уехали на север,
в gävle мы ужинали ревенем с перченым мороженым, в sundsvall мы пили латте с медвежьей рожицей на пенке и видели целую сотню разноцветных дракончиков, в umeå мы видели чумы, в luleå мы пили утренний кофе, ели малину и думали о рейкьявике - невысокие цветные жестяные дома, северный воздух, и сирень только распустилась, в pajala по улице в центре города брел невозмутимый северный олень, обиженно удравший от нашего внимания на игровую площадку детского садика,
в pajala есть одна единственная кофейня - и это настоящий островок волшебства в приграничной шведской глуши - восхитительный кофе, смешные картинки на стенах, пряная облачная пенка моего специального chai latte без сахара, смешливая хозяйка, плюшевый олень на диване,
потом мы едем дальше, за финской границей всё как-то меняется, и мне становится ужасно радостно, северные олени бродят вдоль дороги уже целыми стадами, смотрят на нас неодобрительно, машут гигантскими мохнатыми рогами, щиплют траву у самых ног, морщат бархатные носы и вообще не считают нас за людей,
целый день едем по northern lights route - счастье, одиночество, пустынная дорога вверх и вниз, мох и лохматые карликовые березы,
иногда мы проезжаем через черные дождевые тучи прямо насквозь - мне кажется, тучам это нравится, они хихикают и проливаются крупным сильным дождем, начисто отмывающим нашу машину,
горы залиты снегом, как сахарной глазурью, мы оставляем машину у подножия необъятной безымянной горы и карабкаемся вверх, северный ветер, разноцветные крошечные цветы во мхе, который пружинит, шуршит и шелестит под ногами; мы добираемся до первого сугроба, я опускаю руки в мягкий и рассыпчатый снег, и все снова становится хорошо,
играем в снежки на самом закате июня, мои кеды промокают насквозь, я смеюсь до вершины горы и обратно,
случайная швейцарская кофейня in the middle of nowhere - круглая и розовощекая прекрасная швейцарская тетушка переехала в лапландскую финскую глушь, печет классические швейцарские десерты и раскладывает mövenpick по вафельным стаканчикам посреди оленьих пастбищ, тишины и бескрайних мшистых равнин, это так прекрасно,
в горных реках шумно прыгает лосось, кромка льда у самого берега, незаметная граница с Норвегией и финальный отрезок дороги до tromsö.
мы останавливаемся в хостеле bed&books, наш дом называется writer's home, я плачу от восторга - огромная библиотека, уютная спаленка под покатой крышей, на стенах можно рисовать, подушки на полу в гостиной, яблочный пирог на кухне, древняя печатная машинка, теплый пол, на одной двери крупно написано по-русски - "слона можно мыть вечно, но зачем?",
и действительно.
город за полярным кругом, снежные макушки гор, в час ночи в окно ярко светит солнце, кричат чайки, протяжно гундосит hurtigrutten - ужас, как хорошо.


@темы: johan, skandinavia, sverige, Финляндия/Suomi, девочка-море, олени

00:03 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
сегодня вальпургиева ночь, танцуют ведьмы, розовеют щеки, бешено горят костры, я пахну дымом и жаром, вытанцовываю до последней капли всю печаль и всю усталость последних недель.

вообще, на май у меня были другие планы, и даже другой эскиз, но планы поменялись, и май стал нежным и совиным,
такой для меня май - последний нежный месяц перед тяжелым летним наступлением, птицы и первые грозы, и цветет всё, что может (и не может) цвести.
Княгиня трамвая, картинка тебе, не грусти больше!


@темы: рисунки, девочка-море, merenneito

00:16 

lock Доступ к записи ограничен

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:21 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
- что тебе так нравится в снеге?
- он бриллиантовый. представляешь, пап, есть люди, которые никогда не видели снега.
- есть люди, никогда не видевшие моря. или гор. или пальм.
- море - оно похоже на озеро, на широкую реку, у которой просто не видно берегов. горы - это высокие холмы. пальмы - лохматые девушки. а снег - снег ни на что не похож. когда-нибудь я уеду в края, где будет полно снега.

- ... и они пошли, под ручку, как супруги; говорили о погоде и весне; я люблю весну, а ты, а я нет, почему, ты так похожа, и пахнешь цветущей черешней, я люблю зиму, люблю черную одежду, люблю, когда соленый снег в лицо, ветер из моря говорит о погибших кораблях, люблю тяжесть и ночь; ты любишь прятаться, любишь быть одна и не разговаривать; может быть; а еще, может быть, у тебя есть какая-то тайна, и ты не хочешь, чтобы солнце растопило ее,
но тут они пришли.

никки каллен, "гель-грин, центр земли".

не передать, сколько значит для меня эта книга.

@темы: девочка-море, (с)

när man talar om trollen så står de i farstun

главная