• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:54 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
мы поднимаемся в гору по петляющим овечьим тропам, сначала через сырой лес, потом через ледяные горные ручьи, потом через поля цветущей морошки, потом через голые пустоши, потом через мягкий мокрый мох,
проходим через все четыре времени года, на середине пути мы обессиленно лежим на огромных мшистых камнях и изнываем от жары,
потом, на самой макушке горы, мы попадаем в суровые ветреные вихри и вязкую туманную кашу, становится холодно, мы снова видим снег,
мы закутываемся в предусмотрительно взятые с собой свитера и смотрим вниз,
мы видим зеленые тролличьи леса и белоснежные пляжи, бирюзовую воду, белые паруса,
мы видим торопливых горных куропаток и морских орлов с размахом крыльев в два с половиной метра,
мы жуем бутерброды с сыром и домашним хлебом, грызем яблоки и пьем сок, туман становится гуще и загадочнее, от холода немеют пальцы, морская вода светится совершенно фантастическими цветами, вокруг нас молчат гигантские горы, абсолютная тишина, только редкие птичьи крики и далекий звон овечьих колокольчиков,
мы наконец-то дома.
проводим на острове почти неделю, вместе готовим обед, варим традиционную островную похлебку из только что пойманной трески, собираем в огороде овощи для салата, кормим кролика одуванчиками, торчим у камина с книгами и рабочими делами, печем вафли, варим кофе,
я рисую за рабочим столом а. в ее крошечной мастерской, заваленной ракушками, овечьими шкурами, сухими цветами, цветными камушками,
в час ночи юхан с детьми ловит рыбу с крошечной лодки в освещенном полуночным солнцем фьорде, на следующий день мы запекаем гигантских сигов на углях с ароматными травами и можжевельником,
ужинаем свежими креветками, клубникой и шампанским, катаемся на желтой лодке т. по узкому trollfjorden, выбираемся на крошечном пыхтящем пароме в соседние рыбацкие деревушки, проводим день в прекрасном henningsvær, раскрашенном яркими куртками альпинистов, пьем кофе на свечном заводике,
едем по e10 до самого окончания дороги, дорога заканчивается деревушкой Å, за Å только два крошечных островка с пуффинами и китами, а потом сразу край земли,
в Å красные дома на сваях, изумрудная вода, старый обшарпанный рыболовный завод, залепленный птичьими гнездами, музей трески, крошечная пекарня, где белобрысая девочка достает из печи свежие булочки с корицей, облако сумасшедшего аромата накрывает всю деревню, чуть-чуть приглушая стойкий запах сушеной трески,
горы, туманы, цветущие поля, вода, сияющая сильнее, чем какие-нибудь сапфиры или изумруды.
(я как будто маленький снифф, смотрю в эту воду, и никак не могу отвести глаза, она совсем меня завораживает)
трава на крышах, сваи, маленькие рыбацкие лодки, пляж для арктического серфинга в unstad,
ленивые неторопливые овцы, тонны и тонны сушеной трески, водопады и горные реки,
облака, сползающие на дорогу вязким киселем, пронзительные птичьи крики,
я пишу это всё, чтобы запомнить.
где-то в другом мире и измерении стокгольм накрывает облаком тридцатиградусной жары, я сижу у светящейся воды в свитере и шерстяной шапке и думаю, что никогда нельзя забывать о том, что делает тебя по-настоящему счастливым.

@темы: johan, merenneito, skandinavia, девочка-море, олени

01:10 

leite mot nord

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
ехали далеко на север, пересекали границы, каждая из которых делает нас еще немного свободнее,
граница с лапландией, граница, за которой больше ничего не выращивается, граница, за которой уже не растут деревья, полярный круг,
пропадают города, шумные центральные улицы, запах жареной еды, смех и крики, тяжелый бензиновый воздух, светофоры, нервы, спешка и давящее на затылок напряжение,
вокруг нас прорастают горы - бледные и сиреневые на самом закате, прозрачные озера, растрепанные макушки коротеньких сосен, мох, бесконечные пастбища северных оленей, безымянные деревеньки, деревянные вывески "домашние вафли", "свежие яйца", "горячий хлеб",
одеваемся тепло, спим в машине на берегу ворчливых горных рек, крепко обнявшись.
совсем привычный маршрут, узнаем каждую гору, каждую мшистую пустошь, каждый продуктовый магазин, где мы покупаем хлебцы с корицей, мягкий сыр, ягоды и take away-салаты в пластиковых коробочках.
каждый раз этот маршрут становится для меня еще ценнее и дороже.
наш путь лежит на маленький остров store molla на норвежских лофотенских островах, там, на самом берегу фьорда, стоит большой желтый дом - белые рамы, буйный сад, клубничные грядки, изумрудная морская вода, горы с закутанными туманом верхушками,
мы уже были здесь шесть лет назад - смотрели за опустевшим домом, кормили кроликов одуванчиками, гладили полосатую кошку, наливали воду невидимым овцам, собирали морошку, бродили по склонам до синих горных озер и обратно, собирали ракушки на белоснежных песчаных пляжах,
в этот раз мы будем здесь не одни.
крошечный паром высаживает нас на пристань, и я чувствую, как моя внутренняя сальткрока просыпается, оживает и приобретает совсем ясные очертания.
в желтом доме на берегу фьорда живет широкоплечий норвежец тронд, его миниатюрная приветливая жена анетте и трое их сыновей - фруде, столле и руне, а еще - сорок овец, четыре курицы и рыжий ленивый кролик,
овцы пасутся высоко в горах, эхо иногда разносит по склонам звон их колокольчиков,
в октябре, когда на остров накинутся первые суровые штормы, тронд оденет на лоб фонарик и поднимется на самые мрачные и туманные вершины - забирать овец домой.
в камине горит огонь, а. готовит картофельное пюре, мы приехали на остров в самый день летнего солнцестояния и застаем последние спешные приготовления,
мы берем с собой плетеную корзину для пикника, вино, кастрюлю с горячим пюре и две толстые овечьи шкуры для сырых холодных скамеек, на острове +11, но ничего, скоро молчаливые островные мужчины разожгут гигантский костер на белом песчаном пляже, и всем станет жарко.
мы знакомимся со всем населением острова сразу, их всего сорок, долгие зимние штормы, полярная ночь, ледяные ветра, прогрызающие остров насквозь сделали их почти семьей,
на крыше нашей беседки растет трава, светловолосые тетушки накладывают в тарелки rømmegrøt из гигантской кастрюли на огне - это традиционная праздничная норвежская каша из белой муки на сметане, к ней подается корица, сахар и жестяной кувшинчик с золотым растопленным маслом,
на острове полярный день, и вечер приходит без темноты, разве только горы вокруг становятся четче и как будто еще выше,
тогда на берегу разгорается костер.
он огромный, в нем горит все, что приносят приливы - старые доски, обломки, садовые скамейки, увитые водорослями бревна,
языки огня поднимаются до самых горных вершин, огонь танцует, отражается в изумрудной воде фьорда, становится горячо дышать,
хочется танцевать, отлив уводит мягкие бирюзовые волны вглубь фьорда, от костра постепенно остается россыпь шипящих жарких угольков, и мы идем домой.
трехэтажный дом, скрипящие лестницы, узорчатые коврики на полу, белый деревянный пол, уютная старая мебель, подкладываем дрова в камин и пьем вино до глубокой ночи,
ночь - совершенно условное понятие, солнечный свет, блики на колдовской изумрудной воде, хриплые птичьи крики,
скоро наступит утро, а. подаст к завтраку горячий, только что испеченный, хлеб, коричневый козий сыр, домашнее морошковое варенье и кофе, т. с самого утра растопит камин, а потом мы завернем в промасленную бумагу несколько бутербродов и отправимся в горное путешествие.
и будем совершенно неприлично счастливы.

продолжение следует.

@темы: johan, merenneito, no words, skandinavia, девочка-море, олени

18:58 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
29.
мы проезжаем 900 километров за день, чтобы мой день рождения начался правильно.
тронхейм, крошечная белая квартирка под самой крышей, скошенные потолки, за окном горы и туманное море, протяжные гулкие гудки огромных неповоротливых кораблей.
обеденный столик под косым окном завален подарками, шампанское из новой муми-кружки, карамельный козий сыр и черешня, белые шорты, холодный ветер, шерстяные носки,
вчера мы ехали через высокогорное плато, пересекали полярный круг - голые скалистые равнины, мох и снег, снег, снег, снежные вершины черных зловещих гор растворяются в вязких облаках,
я вижу пятерых северных оленят, которые играют в глубоком сугробе.
это мое место силы.
я расскажу про это потом - лофотенские острова, обретение внутренней сальткроки, почти болезненное чувство оглушительного необъятного счастья,
пока у меня за окном черепичные крыши и море, у меня совсем нет времени.

@темы: merenneito, skandinavia, девочка-море, олени

13:59 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
Run Run Run потрясающе меня нарисовала)


00:57 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
это такой день, который я хочу нарисовать, затолкать в стеклянную банку, записать словами моего детского секретного языка, запомнить навсегда.

мы начинаем отмечать день рождения моей яны whale rider черничным raw-тортом из matapoteket на тихом, плавном и пустынном пароме в архипелаге, курс на остров sandhamn, четыре пластиковые ложки, наша восхищенная собака под столиком,
паром мчится, крошечные острова, совсем необитаемые, совсем голые, покрытые редким сосновым лесом, несколько домов, несколько лодочных причалов,
наш остров - особенный, оживленная деревенька, заполненный ресторанчик, где подают жареную селедку и местную островную похлёбку с креветками,
маленькая кофейня, крошечная пекарня с самообслуживанием, тут нет продавца, можно взять с прилавка круглый темный хлеб с изюмом или булочку с корицей и положить деньги в маленькую коробочку,
красные деревянные дома, лодочные сараи, цветущие вишни и яблони,
выступающая из острова покатой спиной кита серая скала, которая служит здесь центральной площадью,
запах цветущих деревьев, соленой морской воды,
огромные окна домов, пока пустующие причалы, скоро остров ввинтится штопором в летнее сумасшествие, заполнится смехом, яхтами, голосами, всё изменится.
мы успеваем поймать один из последних дней тишины и абсолютного спокойствия, за деревенькой начинается редкий сосновый лес, гигантский черничник, шишки и хвоя под ногами,
мы идем прямо к пустынному песчаному пляжу, где между скалами стихает ветер,
к соленому запаху моря примешивается крепкий аромат нагретых майским солнцем сосен, это совершенно идеальное сочетание.
в. окунается в ледяную воду, мы разводим костер.
у нас есть свежий хлеб с орехами, козий сыр, банка хумуса, овощи, зеленые листья салата,
мы закапываем крошечные молодые картофелины в обжигающий песок под нашим маленьким костром,
лесное вино из черники и брусники, горячие ярко-желтые початки кукурузы,
мукла пробкой прыгает в волнах, а потом с головой зарывается в теплый песок,
это чувство, когда все кусочки паззла наконец встают на свои места, плеск волн, свежий морской ветер, тяжелые капли быстро пролетающего над нами дождя, глухой гул черных вертолетов,
пение птиц, ветра и сухой травы, наши разговоры, которые значат так ужасно много и в то же время - ничего, когда все наши слова попадают в рокот волн и этого особенного ветра, пронизывающего все голые острова гигантского архипелага,
именно сегодня, именно сейчас, именно за несколько часов до заката, именно тогда, когда жар от костра тяжело дышит в наши спины -
мы такие совершенные.
мы такие идеально созданные, продуманные - именно для этого пустынного острова, именно для этого морского ветра, именно для этого солнца, ныряющего в свинцовые волны северного моря.
я очень надеюсь, что у тебя получился хороший день рождения.
я очень тебя люблю, яна.

@темы: johan, merenneito, skandinavia, sverige, девочка-море, мукла, олени

01:25 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
я хочу написать про многое.
про то, как в риге внезапно идет снег, а у меня новенькие тимберленды и оранжевый стакан с кофе из coffee inn, и я счастлива до кончиков ушей,
про долгие прогулки, бирюзовые стены, кривые крыши,
про новые улицы, замороженный йогурт со вкусом вкусом марципана, про то, как течение неделя за неделей носит меня через балтийское море туда и обратно,
про аландские острова в пустынное пасхальное воскресенье, когда я забираюсь высоко на гору и среди сосен, мха и тишины пью глинтвейн из ярко-желтого термоса с видом на свинцовую воду и острые корабельные мачты,
про лужайки крокусов, набережные и витиеватые башенки солнечно-желтых деревянных домов,
про четыре книжки с картинками, которые я сдаю в редакцию, про семь кружек кофе еще до обеда в работе над театральными афишами когда я главный дизайнер, и на мне висит три проекта одновременно,
про то, как весна превращается в осень, я прячу руки в карманах и готовлю осенние ароматные обеды: запекаю оранжевые овощи в заправке из меда, кунжута, шафрана и лимонного сока, делаю хумус и фалафель, пеку яблочные пироги и крошечные порционные пиццы с начинкой из лесных грибов и тягучего сыра,
снова варю глинтвейн, и мы идем на шаткий и певучий деревянный причал на älgö и слушаем ветер и волны,
про то, как этой весной ветер поет разными голосами, про град и мимолетные снежные бури, про то, что в рюкзак всегда надо класть запасные шерстяные носки, дождевик, солнечные очки и солнцезащитный крем, термос и таблетки от кашля,
про "ты или никогда", про карандашные наброски, про то, как мы красим стену в цвет мха и морской воды,
всё хорошо.

@темы: олени, девочка-море, sverige, skandinavia, merenneito, johan

00:19 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
бывают такие дни, про которые я не могу не написать.
где-то в дебрях сёдермальма среди строгих многоквартирных домов и кривых и покосившихся деревянных домишек, буйно цветущих магнолий и диких нарциссов нас настиг настоящий ноябрь - с пронизывающим до самых ребер ледяным ветром и колючим косым дождем, затекающим за воротник свитера.
и мы с Княгиня трамвая (и с ю. и м., конечно) стояли у какой-то мокрой лестницы, ведущей куда-то вверх, и пили виски из коробки из-под черничного напитка.
бывают же такие счастливые до самой последней секунды моменты.
мы мокли под дождем и высыхали под ветром, обедали, наверно, лучшими в городе тефтельками в meatballs for the peoples, пили кофе, покупали билеты на поезд и жареную селедку в культовом и злачном ларёчке на södermalmstorg, снова пили кофе, обнимали муклу,
шли через лес и поднимались к куполам обсерватории, шли вдоль моря, говорили про наши коньковые острова, тюленей, муклиных лисьих друзей, смотрели на молчаливые виллы, мокрые цветущие сады, неподвижную озерную воду, лохматые сосновые макушки,
мох, нежные и крошечные черничные ягоды,
у нас на ужин березовое вино и морошковое варенье, свежий хлеб, чеддер из сноудонии, выдержанный на виски, и сыр с жидкой серединкой, и голубика,
очень невероятный день.

@темы: олени

01:27 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
спокойной ночи.


@темы: рисунки

02:42 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
черновики.

ударно съездили в ригу с девочками и толпой белобрысых исландцев - журчащие ручьи их говоров, свитера, эта их исландская умилительная безбашенность, ночь, ветер на открытой палубе, совершенно безумная качка, какие-то танцы до пяти часов утра, классический паромный угар, очень много смеха и разговоры до невидимого нам рассвета,
восхитительная рига - сначала бледная, туманная и свинцовая, смотрим на нее с высоты, выискиваем тонкие шпили в низких облаках,
потом - несмелое февральское солнце, свежий день, конфетный старый город, отражение невесомых башенок в зеркальных осколках,
наш шумный ланч в лидо, где всё точно так, как готовит бабушка, исландцы уплетали солянку, драники, винегрет и жареную картошку с совершенно неописуемым восторгом.
странный жемчужный свет, струящийся через узкие проблески между кривыми старыми домами, всё вокруг превращается в чуть-чуть призрачные сказки, древние королевства, рыцарей, принцесс и драконов,
три золотых петушка на шпилях, булыжники, серебряная дуагава,
исландцы остаются в лидо с реками медового пива, а я сбегаю в золотистый радостный город - три раза прохожу весь старый город насквозь, пью кофе в coffee inn (я очень скучала), покупаю щавель, дышу шоколадом, весенней пылью, какой-то особенной свободой других городов,
маленькие побеги, наполняющие воздухом и вдохновением.

@темы: девочка-море, олени

00:37 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
такое настроение


@темы: девочка-море, рисунки

04:08 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
февраль в барселоне: я просыпаюсь под гомон зеленых попугаев, сильный ледяной ветер приносит на мои холмы запах моря, цветущих деревьев и горячего хлеба,
я живу в трех минутах от парка гоэль - лучшее место для рассвета - закутанное трогательной утренней дымкой море внизу, запах медленно нагревающейся на солнце сосновой коры, радостная леденцовость гауди, переливающаяся в холодных лучах,
черешня на стекающих вниз улицах, растрепанные пальмовые макушки, маленькие апельсиновые рощи между гудящими потоками машин, отличный кофе в buenas migas,
ныряю из одной реальности в другую: тихие улицы с голыми серебристыми деревьями, бледное солнце и холодный ветер, такая скандинавская весна, сворачиваю в переулок и попадаю в тропики - полыхающая зелень, красные цветы, пальмы, попугаи, футболка, солнечные очки,
совершенно пустынные, кристально-чистые пляжи барселонеты, холодный песок, изящные босоногие мальчики с досками для серфинга, оставляющие мокрые следы на теплой мозаичной набережной,
горячая дорога вверх на монжуик, бокал холодного вина с видом на весь город, кактусы, сухая трава, горячий сухой ветер, шпили, крыши, зубчатые башни древних замков,
шелест сухих листьев, одиночество и тишина на самой вершине,
другая барселона по другую сторону горы: огороды, петушиный крик, громогласные испанские сеньоры,
узкие темные улицы готического квартала, гул и гомон площадей, суматоха las ramblas и passeig de gràcia, умиротворение el born,
густой аромат паэльи в вечереющем eixample,
заросшие пальмами сумрачные улицы, карабкающиеся круто наверх к моему gràcia,
волочу в гору пакет со шпинатом, шампиньонами, спаржей, артишоками, черешней и вином, уютные ужины в моей славной ледяной комнатушке с ярко-сиреневыми стенами, толстенное одеяло, шерстяные носки, ласковый оранжевый свет обогревателя,
самое теплое барселонское воспоминание: мы с Чаи договариваемся на ранний завтрак, я с неимоверным трудом вытаскиваю себя из-под неподъемного одеяла и выкатываюсь в медленно просыпающийся город - велосипеды, густой сладкий аромат, выползающий из-под дверей бесконечных пекарен, восхитительная утренняя пасмурность и дымчатость, в которой удивительно ярко проявляются потемневшие дома, узкие улицы, апельсиновые деревья, сохнущее белье на веревке,
стремительные пять километров до сasa batlló - мой привычный утренний маршрут.
самый идеальный завтрак на свете: яйца по-флорентийски на горячих сладких сконах, сливочный голландский соус, шпинат, копченый лосось, синий чай,
цветная плитка alsur café, столик у окна, так здорово завтракать вместе, болтать, смотреть в окно на утреннюю барселону,
нельзя было придумать лучшего способа с ней попрощаться,

за три с половиной дня я прохожу пешком 120 километров, это мой новый рекорд, и это лучшее, что я могла здесь сделать,
февральская барселона - это очень правильно.

01:29 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
швеция, которую я люблю

Volvo - Vintersaga from Gustav Johansson on Vimeo.


@темы: skandinavia, sverige

12:35 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
(длинно и сахарно про снег и рождество, осторожно)

пышное ковбойское платье с лоскутным подолом, нижними юбками, корсетом и кружевами - всё как полагается, грубая шерстяная кофта, лохматые кудри под вязаной шапочкой, - сейчас я такое незадачливое сказочное существо - гном или хоббит или что-то такое смешное и несуразное,
мы бредем на традиционный рождественский ужин в koloni - четвертый (пятый?) год подряд, - невыносимая зеленая трава под ногами, глухое ворчание моря, страдающего от тяжелой бессонницы и хронического недостатка льда, соломенный рождественский козлёнок, горящие свечи, целая вселенная несоответствия,
зато внутри все остается неизменным - танцующий огонь в камине, копченый лосось, шафрановый соус, пирог с брокколи и бри, горячая похлебка с чечевицей, корицей и апельсином,
на рождественской ярмарке белобрысая девочка печет для нас вафли, щедро поливает их взбитыми сливками и морошковым вареньем, целый снегопад из ванильного сахара, у меня замерзают руки,
утром я вижу на траве хрупкий сахарный иней,
а потом снова начинается дождь.

рождество бродит вокруг притихшим бледным призраком, оконные звезды расплывчато светятся в дождевых каплях,
и я вдруг понимаю, что я больше не могу, внутри себя я вою от бесконечной, безудержной снежной тоски, вторая бесснежная зима подряд - и я тоже превращаюсь в тихого грустного призрака самой себя,
следующие несколько дней я одновременно доделываю оставшиеся перед каникулами школьные задания, выигрываю рождественский конкурс по анимации, строю рыцарский странный замок из имбирного теста,
и - провожу часы на сайтах с арендой зимних домов, переписываюсь с хозяевами, изучаю толщину снежного покрова в разных шведских регионах, тысячу раз перепроверяю прогноз погоды,
и, наконец, нахожу - крошечный домик в деревушке mörkret, это значит "темнота", и я понимаю, что я нашла все, что нам нужно.
маленький домик в заснеженной горной глуши, кромешная тишина, бесконечный сосновый лес, северные олени, медвежьи тропы, быстрая серебристая рыба в незамерзающих кристально-прозрачных горных речушках,
камин, залежи дров, духовка для моей индейки,
пропускаю все - нервные дни перед отъездом, дедлайны, сумасшедшая упаковка вещей, безумный невыносимый стокгольм, зараженный теплыми дождями и тяжелейшей предпраздничной лихорадкой,
в ночь перед отъездом я пеку пряный влажный рождественский яблочный пирог по джейми оливеру, - в два часа ночи кухня заполняется густым праздничным ароматом, и все наконец становится хорошо.
примерно сто километров до дома, время приближается к полуночи, и начинается совершенно сумасшедший снегопад - как будто бездонное звездное небо с треском рушится на нашу маленькую одинокую машину,
я не знаю, почему наша деревушка называется "темнота", но тут точно есть что-то магическое - темнота здесь такая глухая, плотная и безграничная, что я никогда в жизни не видела ничего подобного,
луна куда-то провалилась, даже звезды сейчас светят здесь бледно и слабо,
мукла выкатывается из машины в сугроб клубком абсолютного космического счастья, я - тоже,
мы пробираемся в наш домик через сорок сантиметров снега по призрачному свету фонарика,
юхан разжигает камин, я варю глинтвейн,
под утро мы засыпаем на уютном кухонном диванчике под треск каминных дров и какой-то невозможный фильм,
юхан бегает в машину за чем-то забытым
и говорит - дарья, здесь т-а-к темно, и в лесу полно троллей и медведей.
(медведи спят, но тролли-то нет)

утром мы обнаруживаем, что за нашим окном серебряный сосновый лес опускается вниз по горным склонам, сосновые макушки в лучах восходящего солнца светятся почти нестерпимо,
завтрак (рождественская ветчина, горячие тосты с выдержанным на виски сыром) с видом на медленный ватный снегопад,
тотальное одиночество,
абсолютное космическое счастье.
мы с муклой прыгаем в бездонных сугробах вокруг дома, я в пижаме, мукла в сумасшедшем восторге, мы на вершине сурового горного плато, идет снег - пушистые мерцающие созвездия, юхан варит кофе,

проводим день в горнолыжных деревушках - розовощекие дети, скрип лыж, серебряные склоны, мохнатые лошадки с колокольчиками в упряжке, замерзшая трава на крышах,
горячий гуляш и глинтвейн у камина,
вафли с морошковым вареньем,
замерзшие ноги, горящие щеки,

за ночь температура падает в -17, прозрачное ясное утро, мы с муклой выбираемся в снег перед завтраком, и все это забытое накрывает меня с головой - восхитительная кристальность, дрожащий воздух, пощипывание быстро розовеющих щек, безграничная чистота, свежесть, я так остро чувствую себя живой,

бродим по гигантскому национальному парку fulufjället, проваливаясь в снег по пояс - совершенно сумасшедшее ощущение тишины, собственной незначительности в этом суровом горном мире, бескрайнего восхищения, счастья и удивления,
пробираемся по узенькой тропинке к самому большому водопаду швеции,
мы слышим издалека его глухое рычание, он уже замерз одним боком и переливается бирюзовым льдом в лучах заходящего бледного солнца,
по всему парку разбросаны крошечные деревянные домики - сюда можно забраться через низенькую дверь, развести огонь в печке, высушить над огнем варежки и ботинки, слопать кусок принесенного с собой яблочного пирога,
и пойти дальше.

под снегом сочится хрустальная вода, небо разгорается оранжевым и малиновым, каждый северный закат прекраснее предыдущего,
в särna каждая веточка каждого дерева обрастает сияющим инеем, студеная осторожная неподвижность, зыбкий воздух,
белоснежные деревья, розовое нежное небо за мгновение до того, как деревню снова оплетет кромешная темнота.

в сочельник за завтраком за окном валит снег - больше мне не нужно никаких подарков, сегодня пасмурно и туманно, снежинки переливаются в воздухе, туман слизал окружающие нас горы, воздух влажный и тяжелый, холодно, ресницы мгновенно покрываются тяжелым инеем, у муклы белеют брови и усы,
мы выпиваем два глинтвейна в самом уютном на свете горном пабе, а потом долго гуляем по пустынному idre, промерзаем насквозь, видим всё это сказочное - сахарные крыши, заснеженные елки с мерцающими огоньками, гномы, звезды, свечи, олени,
все эти северные деревушки до сих пор хранят все то, что давно уже исчезло из стокгольма - люди здесь честные и открытые, дома и машины никогда не закрываются за ключ,
машины останавливаются, чтобы просто поздравить незнакомых нас с рождеством,
идеальное рождество - только мы и наша лопоухая собака, солнце садится в три, окрашивая небо фиолетовым и бирюзовым, мы мчимся домой, чтобы развести огонь в камине и поджарить на нем каштаны,
приготовить рождественский ужин, зажечь свечи по всему дому, поставить в кувшин заиндевелые лохматые еловые ветки,

меню:
за день до сочельника: запеченная в духовке индейка в горчичной панировке, глазированные в яблочном соке и белом вине печеные зимние овощи, спаржа и всякие мелочи.
сочельник: индейка в соусе из сливок и сухого яблочного сидра с яблочными ломтиками, брюссельская капуста с чили, имбирем, жареными орехами и лаймом, традиционная красная капуста, тушеная в глинтвейне с медом, перцем и яблоками, копченый лосось, печеные на огне каштаны.

в последние ночи небо вдруг бешено разгорается звездами,
после ужина мы осторожно гуляем вдоль стены черного тролльского леса под сказочным звездным светом, здесь нет ни домов, ни людей, ни фонарей - только тревожно потрескивающий лес, бешено сияющее звездное небо и молчаливые сугробы,
мукла идет рядом осторожно, бесшумно, прислушиваясь к каждому шороху.

в последний вечер юхан готовит для меня mulled cider, я натягиваю на уши капюшон пижамы onepiece, беру горячую кружку, муклу, и выхожу в снег - слушаю хруст под ногами, разглядываю все знакомые созвездия, дышу пьянящим морозным воздухом,
прощаюсь с моим идеальным миром на еще какое-то время.

наступает время уезжать, мы делаем все быстро, почти не разговаривая -
убраться в доме, выгрести золу из камина, соскрести синий лед с машинных стекол,
оставляем рождественские подарки следующим жильцам - еловый букет, свечи, только что распустившийся розовой гиацинт, апельсины, украшенные гвоздичными палочками,
небо светлеет, горы проявляются вокруг, как переводные картинки,
мы едем через наше снежное, обледеневшее, заиндевевшее королевство через самый ослепительный в моей жизни рассвет.

---

"видишь ли, - сказала она, - столько самого разного случается лишь зимой, а не летом, и не осенью, и не весной. зимой случается все самое страшное, самое удивительное. являются всякие ночные звери и существа, которым нигде нет места. да никто и не верит, что они есть на свете. ведь все остальное время они прячутся. а когда выпадает белый снег, ночи становятся длинными, наступает покой, и всё погружается в зимнюю спячку - вот тогда они тут как тут".

@темы: johan, merenneito, skandinavia, девочка-море, мукла, олени

20:46 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
огромное спасибо всем за лучи и пожелания, мукла чувствует себя отлично, пока мы выдохнули и ждём рентгена.

я очень верю в дайри-магию.
пожалуйста, отправьте булочке мукле сильных лучей здоровья.


запись создана: 11.12.2014 в 19:09

@темы: мукла

11:24 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
милые питерцы,
весь день буду в центре города,
куда сходить? что сделать? что посмотреть?
я люблю всякие модные необычные ресторанчики, хороший кофе, книги и картинки.

11:23 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
что-то новое?

регулярный вопрос: посоветуйте какие-нибудь хорошие и радостные сериалы, пожалуйста)
запись создана: 15.02.2012 в 18:55

19:22 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
целых десять лет в любой непонятной ситуации сбегаю в мой холодный радостный город, моя дружба с этим городом никогда не становится слабее.
хельсинки еще и такой: безмолвные холмистые улицы, старые каменные виллы и узорчатые деревянные дома, апельсиновый закат над открытым морем, полыхающий в начищенных окнах,
холодный воздух, еловые ветки, острый охотничий суп в fazer - идеальный ланч в этом городе, затянутом дымкой изморози и крепкого ноября,
tölöönlahti, тишина, мерный плеск воды, ласковые лебеди, последние цветные листья на тонких голых деревьях,
зимний сад, влажные тропические растения, странные цветы, блестящие спины толстых рыб в пруду,
хельсинки пахнет копченой рыбой, горячим шоколадом, пряностью мокрых ноябрьских листьев, морошковым вареньем и ореховым соусом,
хельсинки светлый, прямой, правильный, оглушительно чистый,
так странно, но какая же пропасть между хельсинки и стокгольмом - не шестнадцать часов паромного хода, а что-то гораздо серьезнее.
с хельсинки всегда очень сложно расставаться.
он такой улыбчивый, все прекрасные финны, заостренные лисьи профили, белобрысые макушки,
чаячий крик, вязаные шапочки, велосипедный звон, пожелтевшая лиственница,
толстые городские кролики,
р. говорит, что в ноябре отсюда хочется сбежать, я думаю, что здесь мне хочется, чтобы ноябрь никогда не заканчивался.

октябрь: копенгаген и odense, отмечаем halloween в tivoli горячим ведьминским пуншем с ромом из гигантского котла,
летучие мыши, горящие тыквы, колдовской бледно-зеленый туман из уличных котлов,
а так - сахарные улочки, пряничные домики, вереск, золотые деревья, горячий кофе, следы андерсена на мощеных улицах и его теплый жёлтый дом на самой прекрасной улице во всей дании,

каждый раз я жду октября чуть-чуть больше, чем рождества, это мой личный наркотик, мой совершенный месяц, мое лекарство от всех проблем на свете,
ранний октябрь - очень много солнечного золотого солнечного света, он такой густой, что почти ощутимый, стекает жидким медом за воротник, смесь этого медового света с мятным холодным воздухом - время бесконечных обедов на деревянных садовых скамейках, бесконечные прогулки в одиночестве,

а потом солнце исчезает, но меня это совершенно не беспокоит.

в октябре в город приходят туманы, они останутся здесь до самого снега, они превращают привычную жизнь в неясную сказку и призрачное волшебство, я не вижу ничего дальше собственного носа, ноги исчезают в густых влажных облаках,
все, что случается в тумане, навсегда останется в тумане.

хрустящие хлебцы, джем из инжира и осенних яблок, козий сыр, запеченная тыква, грибной суп из темных осенних лисичек, запеченные каштаны, яблочные пироги, домашний хлеб с семечками и орехами,

свечи, звезда на окне, вечные сумерки, вечный уют, лучшее время на свете.

@темы: финны, олени, девочка-море, Финляндия/Suomi, skandinavia, merenneito

12:18 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
картинка для подарочного сертификата магазина Yammy Yammy


@темы: рисунки

17:21 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
в октябре моя совершенно сумасшедшая любовь к осени выходит за границы слов, и я могу о ней только рисовать.


@темы: рисунки

20:31 

не тебя ли гонят псы мои, шаман?
совсем недавно моя прекрасная васюхина Черный Шут, Д. и кот связали себя всяческими узами, а я по этому поводу нарисовала для них свадебную картинку.
ужасно рада, что получилась сделать для них крошечный подарок.
сейчас они бродят по прекрасным улицам нью-йорка, отправляю им туда лучи бесконечного счастья.


@темы: любимые, олени, рисунки

när man talar om trollen så står de i farstun

главная